КАК ПОМОЧЬ
Если Вы хотите помочь подопечному фонда, выберите удобный способ оплаты, кликните по иконке, появится инструкция к выбранному способу.

С помощью банковской карты

Через электронные деньги

Переводы через терминалы

Переводы через банк или почту


Отправить SMS на короткий номер 8910

Наши новости

Бесланская радиация

01.09.2019

Как появился фонд «АиФ. Доброе сердце» и при чем здесь школа №1.

 

Даже если вы не погибли в Беслане. Если никого не потеряли в теракте. Если вы там не жили и не живете. И даже никогда не были в этом городе – вы тоже попали под излучение боли.

Которая продолжает жить на улицах маленького российского городка, убивать своих взрослых очевидцев по всей стране и созидать новую жизнь. Как будто на нашем мирном веку случился свой сталинград, город-герой, врата ада, в топку которого ушли 330 семей, и что-то переломилось. Это эхо живет и живет, зовет и аукает. Невидимой радиацией пронизывая даже тех, кто далек, тех, кто далеко, тех, кто живой, спустя годы. Отравляя – и указывая путь. Идут круги по воде, год за годом, не отпуская. И если вы чувствуете в себе пепел Беслана – это стучит ваше сердце. А значит, вы живы.

У нас в редакции – тоже стучит. Слушайте.

***

Первыми в Беслан вылетели военкор Владимир Сварцевич и специальный корреспондент Георгий Александров. Жилетками своими протерли школьный двор в те три дня. Журналисты дают выход своей смертной тоске в своих текстах. А что было делать читателям “АиФ”, смотревших на Володины фото и буквы в Сызрани, Чите, Петербурге? В стране, где еще не было системной помощи – при пожарах, смертельных болезнях, на пропавших людях  – как не было и мошенников, и настороженности, и мысли – да что я могу. Что им было делать с этой болью?. Казалось, что каждый… нет, не может. Ничем уже не помочь. Но каждый – хочет. Там, где уже все пропало, где поздно, где неисправимо – каждый чувствовал эту потерю как свою. На адрес редакции, Москва, Мясницкая, 41, стали приходить денежные переводы. Немыслимая по нынешним временам вещь, когда переводы на личную карточку – моветон, тысячи и тысячи рублей стали приходить на имя Маргариты Широковой,  создателя редакционной программы “Доброе сердце”, вот уже 2 года как бывшей в газете местом встречи тех, кому нужна помощь, и тех, кто спешит помочь.

- Весь сентябрь я каждое утро перед работой забегала на почту на углу Мясницкой, протягивала свой паспорт и стопку квитанций. За мной неизменно собиралась очередь, а я получала деньги, приносила их в редакцию – и наутро шла туда снова. К октябрю у нас скопилось – я точно помню эту цифру – 575 000 рублей. Командой из четырех человек мы повезли эти деньги в Беслан. По школьному двору нас вел Володя Сварцевич: “Вот здесь засели альфовцы, вот отсюда вели огонь, вот здесь лежал я…” Мы поднялись на второй этаж. Я увидела потолок – в темной сетке трещин, словно паутине, как будто ее ткали огромные пауки… “Нет, это не пауки, - оборвал меня Володя. – Это люди. Человеческие останки. Прибило взрывной волной”. Прошло много лет, у меня выросли дети и появились внуки, мы издали “Детскую книгу войны” с детскими дневниками времен Великой Отечественной, но Беслан невозможно забыть… Днем мы обходили семьи и раздавали деньги, присланные читателями для бесланцев, а по вечерам Володя Сварцевич, прошедший две чеченские войны, наливал нам водку – в приказном порядке. “Девочки, пейте. Утром нам снова идти”.

К безгласым женщинам, к голосящим старухам, к сиротам, к плачущим мужикам, к сошедшим с ума старикам – идти к людям. Никакой окоп, никакой бой не сравнится с этим.  Смотреть в глаза, говорить на каждом пороге: “Мы от читателей “Аргументов и Фактов””, передавать деньги в конвертах, – 330 конвертов! – а потом проходить  - дом за домом, вдоль улицы, как будто за окном – 41-ый! - в комнату, где еще месяц назад была жизнь, а сейчас – только школьное платье, аккуратно, любовно расправленное в рост на кровати того, кто никогда ничего уже не наденет… “Какие аргументы? Вот мои факты!” – сказала одна бабушка, потерявшая внучку, показывая на ее кукол, словно в ожидании хозяйки усевшихся вокруг кровати. Мы видели потом этих кукол и в 2008. И в 10-ом. Они все еще ждали.

Владимир Сварцевич умер в 2017. Сердце. Бесланская радиация.

- Я никогда не забуду, как в одном дворе, уже прощаясь, мы наткнулись на старика, безучастно сидевшего на крыльце, спиной к нам. Он лущил кукурузный початок. И даже не обернулся на нас. Но его слова слышу до сих пор, он бормотал себе под нос: “Почему не я? Почему не я? Почему не я?” -  вспоминает Индира Кодзасова, сейчас - заместитель главного редактора, человек, который несет ответственность за все региональные приложения “АиФ” – и всех ее региональных людей, а тогда – мама 11-месячного Ахмеда, который вместе с ней полетел в ту “командировку” на родину: Я кормила сына в машине, оставляла его на сиденье и шла к мертвым. Через 2 часа шла в машину, кормила и снова шла к людям. И так много раз… Вместе с нами по домам с конвертами от читателей ходил и мои дяди -  Кермен и Элик Бясовы. Я не знаю других таких, настолько  неравнодушных, людей... Каждый день они возили нас по семьям, говорили с каждой, входили в каждую ситуацию, помогали всем, чем могли.

Кермен и Элик Бясовы умерли в этом году. Сердце. Радиация боли. Чужой, которая как своя.

***

В тот приезд аифовцы (десант “АиФ”, как писали в газете, военная терминология - в мирное время) привезли в город еще и письма, которые приходили со всей страны для Беслана. Мешки писем, каждое утро прибывающие с почты на Мясницкую… Отдел корреспонденции не справлялся. Приписки, маленькие записочки были даже на банковских квитанциях: «Мне 12 лет, высылаю свои накопления», «Посылаю пенсию за месяц, промолчать тяжело», «По поручению 7 «Б» класса посылаем деньги для любого первоклассника», «Вашей газете верю и не сомневаюсь, что деньги дойдут до детей». Все это вошло в спецвыпуск «АиФ» для Беслана который подготовила редактор отдела спецпроектов (?) Татьяна Кузнецова. Невозможно промолчать. Верим. Должен был случиться Беслан, чтобы невозможно было молчать. И чтобы можно было верить… В Беслане, из-за Беслана, благодаря Беслану – в редакции «Аругментов и Фактов» родился фонд  «АиФ.Доброе сердце». Программа помощи читателям – читателями - уже не могла не перерасти в благотворительную организацию.

- Та первая поездка в Беслан дала нам понять, как нужно ценить жизнь, каждую жизнь. Девизом фонда и стали эти слова – «Каждая жизнь бесценна», - рассказывает Маргарита Широкова, первый директор фонда. – В каждом дворе было свое горе, особенное. И вместе с тем – общее. И каждому нестерпимо хотелось помочь. Прямо сейчас. Понимая, что можно и не успеть. Что потом может быть слишком поздно. Вот из этого мы и начинали нашу работу…

***

«Десант» «АиФ» приезжал в Беслан еще не раз, мы и сейчас продолжаем помогать пострадавшим, новой школе (в которую в этом году закупим несколько интерактивных экспонатов для инженерной лаборатории), поддерживать связь с нашими друзьями. Тогда, в 2005-ом, мы гнали фуры с гуманитарной помощью, заполняли библиотечный фонд школ города, обустраивали новую школу, в которой в сентябре благодаря читательскому отклику открыли уникальный по тем временам класс русского языка и литературы: «напичканный» электроникой – доски, интерактивные пособия, аудиокниги. Класс, на двери которого висит табличка «Доброго сердца», где на каждой книжке – сердцечко, где цветы в горшках посажены руками аифовцев, где все помнят про горячую читательскую волну, где светло и уютно, где школа - про жизнь и про будущее, а не – про наоборот.

Директор Алла Хаблиева затем в том же духе выстраивала уже всю школу, в которой учились 170 ребят из разрушенной: спустя несколько лет она стала призером Всероссийского конкурса «Директор года», но уже тогда, в самом начале, был взят  курс на эмоциональную реабилитацию детей и взрослых Беслана – предмет, который не проходят в педвузах, идеи, которые нащупываешь в собственном израненном сердце – все еще желающим видеть свет.

- Все три дня теракта я была дома, и все три дня – с моей родной школой, где я провела 10 счастливых лет, - вспоминает Алла Хаблиева. - Мой маленький домик стоит недалеко. И все три дня у меня были люди – зарядить телефоны, набрать воды, у меня были солдаты и журналисты, наш огород периодически заполнялся людьми, когда объявляли, что будут давать зеленую улицу террористам. Через год в Беслане построили две новые школы для учеников бывшей первой. И я с самого начала решила, что наша будет именно «новой», а не «пострадавшей». Мы получили голые стены… Дети назвали школу Страной безоблачного детства, а для ее оформления выбрали оранжевый цвет. В ней появились улицы Пифоагора, Пушкина, Музыкальная, площадь Малая Третьяковка…  Сегодня у нас в открытом доступе шахматный клуб, кабинет путешественника, английский квартал, осетинский уголок  – с самого начала я решила, что   учеба – главное, важно сделать ее интересной, увлечь детей – и мы сможем помочь им пережить горе. И, кажется, у нас получается…

Наши дети, те, кто 15 лет назад не был еще учеником школы №1, но был младшим братом или сестрой этого ученика, или даже просто еще сидел у мамы в животе, они еще все с нами, мы видим их каждый день, учим их, - они  живут и радуются жизни. Ни один не состоит на учете, ни один ни курит. Каждый год мы выпускаем медалистов, наши выпускники поступают в лучшие вузы страны, выбирая помогающие специальности – психологов, педагогов, врачей, иногда – военных. Но мы учим их не просто школьным предметам. Мы учим главному, что поняли в те три дня: «Мы обязаны каждый день делать этот мир лучше».  Наша школа - напоминание миру о том, что злу не всё удаётся в этом мире. Постоянный поиск, стремление стать или сделать кого-то умнее, добрее - лучшая память о тех, кто не дожил, не доучился... А то, что нас не забывает «Доброе сердце» - это сигнал о том, что нельзя прервать цепочку добра.

…Даже если вы не погибли в Беслане. И никто у вас не погиб. Если вы никогда не были в этом городе. А, возможно, и не очень хорошо – в силу, например, юного возраста – знаете, что там произошло, все равно в вас стучит пепел Беслана. Если вы делаете этот мир, изменившийся одним сентябрем, лучше. С нами или без нас.

Вечная память погибшим. И вечная благодарность тем, кто жив сердцем.

Полина Иванушкина

Милана Тарасенко улетела на реабилитацию в Грецию!

19.10.2019

Сбор закрыт! Мы вместе собрали 452 000 рублей для нашей Русалки. 


Дышать вместе!

16.10.2019

«Словами не передать, какая у них любовь…» – говорит мама про сыновей. 


В чем твоя суперсила?

02.10.2019

Доброшрифт, добротекст, доброТолик. И доброМакс. Это — Коломейцевы.


Чудо-ушки

25.09.2019

На днях мы получили письмо из Америки от нашей подопечной Арины Ларьковой


Мама, я хочу ушко!

19.09.2019

Слышите? Все эти звуки вокруг нас. Такие разные! Громкие и тихие, привычные и неожиданные, приятные и не очень. Звуки есть даже в тишине. И именно они делают полной картину нашего мира. Маленький Дёма Зубов тоже их слышит. Но лишь наполовину. 


Русалочка из Боровска

18.09.2019

Милана Тарасенко упала с 5-го этажа. И теперь не может пошевелить даже пальцами рук. Но ей можно помочь. Курс реабилитации в греческой клинике стоит 452 000 рублей.


Хрупкие сестрёнки-бабочки

17.09.2019

Софья Акулов и Варвара Жирицкая из Балашова – наши подопечные с неизлечимым заболеванием – буллезным эпидермолизом. Таких детей ещё называют «дети-бабочки». 


Как мы провели выходные, или почему устала собака АиФка

13.09.2019

Как  и обещали, 7 и 8 сентября, команду «Доброго сердца» в компании плюшевой ростовой собачки АиФки ( в 90-е годы, может, помните, крутили рекламу еженедельника с болонкой, которая приносит газету хозяину, - это была она) можно было увидеть на Цветном бульваре, на фестивале благотворительных фондов  «Добрая Москва». И в этот день Москва была действительно очень доброй.


Страницы:   предыдущие   18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37   следующие

Мы в социальных сетях