КАК ПОМОЧЬ
Если Вы хотите помочь подопечному фонда, выберите удобный способ оплаты, кликните по иконке, появится инструкция к выбранному способу.

С помощью банковской карты

Через электронные деньги

Переводы через терминалы

Переводы через банк или почту


Отправить SMS на короткий номер

Отправить SMS с сайта

Вопрос-ответ

Вопрос:

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, можно ли оказать помощь конкретному ребенку, используя банковскую карту, поскольку доступа к российским отделениям Сбербанка нет? Спасибо.



Ответ:

Уважаемая Елена!
Для того, чтобы пожертвовать средства конкретному подопечному, Вам придется использовать не карту, а перевод через сам банк. Не обязательно, чтобы это был именно «Сбербанк» - в других банках тоже спрашивают клиента о цели перевода. Вкратце алгоритм таков:  приходим в банковское отделение и делаем перевод через кассу. Когда будете заполнять квитанцию, увидите графу «НАЗНАЧЕНИЕ ПЛАТЕЖА». Там надо и написать фамилию и имя того, кому Вы хотите помочь.
А когда Вы делаете перевод по банковской карточке, то ваши пожертвования автоматически получает тот подопечный, о котором мы рассказали в последней из вышедших в свет газетных публикаций. Если вы в среду получили номер «АиФ» и прочли, например, о Стёпе Гладких, а потом сделали перевод в фонд по карте, то Ваш взнос автоматически пополнит «копилочку», предназначенную для Стёпы. 


Задать вопрос Все вопросы
Герои публикаций

Кирилл Волков, 4 года, г. Ярославль

09.01.2019

Диагноз: Двусторонняя кондуктивная тугоухость
Необходимо: 2 680 000 рублей на оперативное лечение в Международном Калифорнийском институте уха, США 

27.02.2019
Помогли: 1 626 750 рублей на оперативное лечение в Международном Калифорнийском институте уха, США 

ИСТОРИЯ

Мир, в котором мы живём, поражает дистанциями, разрывом, бездной между крайними точками. Поистине Россия – страна контрастов, и чем дальше – тем контрастнее… Вот хотя бы на примере Кирилла Волкова смотрите.

С одной стороны, дремучесть и инертность, которыми порой прорастают в районных центрах и даже столицах регионов так, что от ребёнка с явной патологией врачи отмахиваются, её даже не видят, хотя беду натурально можно пощупать руками, и мама сама ставит новорождённому диагноз, забивая в интернет-поисковик описание того, что нащупывает, методом тыка перебирает варианты. (У Кирилла Волкова из Ярославля, например, лоб выдавался вперёд наподобие гальюнной фигуры на носу корабля – это оказалась тригоноцефалия, преждевременное заращение лобного шва.) С другой стороны, мировой уровень развития медицины таков, что человека можно собрать едва ли не заново, просто подобрав детали «конструктора». «Голову нам сделали, спину нам тоже уже сделали, остались уши», – рассказывает мама Кирилла.

И действительно, килеобразную голову Кириллу «переделали» в Москве, в НИИ Бурденко: раздробили «киль», вживили саморассасывающуюся пластину, которая обросла костной тканью, и угроза сдавливания мозга и умственной отсталости и слепоты миновала. Позвоночник, который начал искривляться (но в родном городе успокаивали: походите пока так, может, само пройдёт), закрепили 4 металлическими штифтами в нужном положении в ходе двух серьёзных операций – это тоже в Москве и это тоже мама Олеся нагуглила, наколдовала, пробила и выбила. Так что Кирилл, родившийся недоношенным, с букетом разных проблем и давно проходящий различные курсы реабилитации, очень даже «неплохо устроился»: «У папы он самый любимый и дорогой человек, мы постоянно занимаемся с сыном, у него есть друзья во дворе, они любят играть вместе в прятки, хотя из-за металлоконструкций в позвоночнике сильно бегать и прыгать нельзя… И сейчас нам остался последний шаг к полноценной жизни».

Волковым осталось сделать Кириллу уши.

Бунт

С ушами такая история. То, что со слухом у Кирилла не всё хорошо, было понятно сразу. Но что именно делать – понятно не было. Местные врачи сказали… как обычно: вот вам слуховые аппараты, хорошая вещь. «Я поняла, насколько сын был глух, только когда мы в первый раз вышли в аппаратах на улицу: Кирилл удивлённо показал на чирикающих воробьёв…»

Аппараты – вещь действительно хорошая, особенно если не пользоваться теми, которые выдаёт собес, а самим за 100 тыс. покупать правильные. Хорошую вещь нужно беречь. А Кирилл поначалу ими швырялся – носить не хотел, долго привыкал. Потом – на улице то дождь, то слякоть, то в ванну залезть, то в речку… Хлопотно. Но привык. В дождь можно и так постоять, в тишине. То, что из-за слуха нарушена речь… Ну какие-то Кирины слова разобрать можно, близкие понимают. Не всегда слышит сигналы машин? Ну мама-то всегда держит за ручку. Чужие дети орут в самое ухо: «Что, и правда ничего не слышишь?!» – но и это дело тоже такое… терпимое. Собственно, в этом местные врачи были правы. Русский человек и не через такое проходил. Само, конечно, не рассосётся, но жить можно.

Только Волковы (мама – бухгалтер в госкорпорации, папа – плотник-бетонщик) так жить не захотели. Ни ждать, ни смиряться, ни терпеть. Удивительный ментальный российский разрыв проходил прямо по их судьбе, и они уже кое-что понимали, заглядывая в эту бездну. Понимали, что бывает и по-другому. Это был мирный бунт. Борьба за здравый смысл и человеческую жизнь. Олеся решила, что уши Кириллу тоже выбьет.

Правда, ехать в этот раз придётся намного дальше.

Молоточки – каждому

Уши делают в Америке, в Центре атрезии и микротии, и нескольким нашим подопечным, родившимся без ушей и с замурованным внутри черепа слухом, слух уже «открыли», а уши – модной конструкции – сформировали из специального материала. У Кирилла сами ушные раковины есть, и симпатичные. А вот внутри всё устроено так хитро, что даже любимец детей рыжий доктор Робертсон, который приезжал из Пало-Альто в Москву и консультировал Кирилла Волкова, сказал, что на одно ухо даёт 100%-ную гарантию, а насчёт второго точнее сможет сказать только в Америке. «Похоже, в ухе тоже лишняя кость, и её надо удалять, – говорит мама. – Но даже с одним ухом мы станем нормальными!»

Удивительная история. Родившийся с каким-то доисторическим окостенением Кирилл Волков – прогрессивный человек, даже, можно сказать, модный конструкт. Но что интересно: можно ли раздробить повсеместное окостенение большой страны, хотя бы немного уменьшить глубину бездны? Кажется, можно. Если каждый сам возьмёт в руки маленький молоточек. И примется за дело.

«АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 2 680 000 рублей на операцию в Пало-Альто для Кирилла Волкова, 4 года, Ярославль.


Статья "Как вернуть ребенку уши?"  из еженедельника "Аргументы и Факты" № 1-2 от 09/01/2019
Автор: Полина ИВАНУШКИНА



Степан Гладких, 0 месяцев, г. Москва


21.08.2019

Диагноз: ВПС

Необходимо: 65 000 евро на оперативное лечение в клинике "Асклепиос", Германия



Валерия Абакумова, 16 лет., г. Москва


01.08.2019

Диагноз: Саркома Юинга левого бедра

Необходимо: 50 000 евро на замену эндопротеза на постоянный в Университетской клинике города Мюнстера, Германия



Михаил Лихота, 8 лет, село Марьины Колодцы Ставропольского края


22.07.2019

Диагноз: хроническая гранулематозная болезнь

Необходимо: 525 000 швейцарских франков на трансплантацию костного мозга в Киндерспиталь, Цюрих 



Леонид Селезень, 4 года, пос. Рыбачий Калининградской обл.


26.06.2019

Диагноз: подвывих тазобедренных суставов   

Необходимо:  29 275 евро на оперативное лечение в немецкой клинике Helios 



Годы: 2019  2018  2017  2016  2015  2014  2013  2012  2011  

Страницы:   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42    43   следующая

Мы в социальных сетях

Фестиваль "Журавлик, лети!" 2018

IХ Фестиваль "Пасхальная Радость" 2018

Cтань Дедом Морозом 2017