КАК ПОМОЧЬ
Если Вы хотите помочь подопечному фонда, выберите удобный способ оплаты, кликните по иконке, появится инструкция к выбранному способу.

С помощью банковской карты

Через электронные деньги

Переводы через терминалы

Переводы через банк или почту


Отправить SMS на короткий номер 8910

Герои публикаций

Реенгард Максим, 11 лет, Омская обл.

12.07.2017

12.07.2017

Диагноз: сколиоз 4-й степени, киста в головном мозге

Необходимо: 1 416 000 рублей на операцию в Германии

Помогли: оплачено лечение стоимостью 863 152 рубля.

Новости

21.02.2018
Ещё недавно 11-летнему Максиму Реенгарду предложили сесть в инвалидную коляску, а сегодня он готов радостно пробежаться по деревне. И всё благодаря хорошим людям - читателям «АиФ».

В прошлом году на его глазах впала в кому мама, всю жизнь проработавшая дояркой. Максим остался сиротой, потрясённый мучительным уходом самого родного человека, с мало­грамотной бабушкой. Ей кроме внука достался ещё и букет его болячек, с которыми в деревне Красный Шар в Ом­ской области решительно нечего было делать.

Искривляющийся с каждым месяцем позвоночник (С-образный грудной сколиоз IV степени) давил на внутренние органы, сворачивал шею, грозил разорвать спинной мозг. Болело всё и всегда. Во взгляде - усталость. Максим с трудом дышал сдавленными лёгкими и тихонько плакал, глотая очередное обезоливающее, пока мальчишки гоняли во дворе в футбол.

И единственное о чём мечтал, штудируя учебники по немецкому: что случится чудо, и его прооперируют в Германии. И он выживет во что бы то ни стало. В 11 лет дети, хлебнувшие горя, уже многое оценивают трезво. Операция в России была сопряжена с высокой степенью риска. И других надежд, кроме как на клинику в германском Тюбингене, не было.

От Красного Шара до Тюбингена - как от Земли до Марса. Но чудо закатилось в их дом, ломая все представления о том, как всё устроено в мире: как будто если ты одинок и живёшь в деревне Красный Шар, то и ждать тебе нечего - погибай.

Максим не погиб. В сентябре они с бабушкой благодаря помощи читателей полетели к тюбингенским профессорам, которые вживили титановые конструкции ему в позвоночник так, что мальчик в одночасье распрямился на целых 10 сантиметров! Боли прошли. Угроза жизни миновала. Сейчас единственное, что напоминает о беде, - привычный наклон головы набок. «Я его ругаю, говорю: «Стой перед зеркалом, тренируй! – говорит бабушка. - Не для меня стой, а для себя! Я сегодня есть, завтра нет…»

Максим, который сейчас «выравнивается», нося корсет, Максим, которого в сентябре ждут обратно в школу и на футбол, ушастый Максим, который начал оттаивать от пережитой боли, ластится к бабушке, утыкаясь макушкой ей в фартук: «Баба, я и не думал, что люди такие хорошие…» А не просто - сегодня есть, завтра нет. Мы есть у Максима, вы есть у нас. Спасибо!


Статья "В одночасье распрямился!"
из еженедельника "Аргументы и Факты" № 8 от 21/02/2018

14.08.2017
Спасибо читателям "АиФ" - средства для Максима собраны. Решается вопрос о сроках его поездки в Кельн. Спасибо благотворительному центру помощи детям "Радуга", который помогал вести сбор средств.

 

ИСТОРИЯ

Некоторые судьбы так устроены, что похожи на дет­ский обруч - вроде что-то делаешь, бьёшься, а история стоит на месте. И всё хочется этому заводному обручу крикнуть: «Стоп-игра! Отпусти!» Вот прямо как Максимка кричит товарищам, когда совсем невмоготу становится дальше играть из-за того, что всё тело болит. Крикнешь - ан нет, обруч всё катится, и не слышит, и давит… Историю Максима Реенгарда на омском ТВ крутят в передаче «Жесть». И мне кажется, ещё никто так ёмко не называл то, что происходит в деревне Красный Шар.

Кого спросить?

До райцентра Тюкалинска из деревни 16 километров без дороги. Автобус челночит, если есть погода. В деревне одна улица, магазин, открытый по вторникам и пятницам, и кладбище, готовое принять постояльцев всегда. Если у тебя сколиоз 4-й степени, закрученный в узел позвоночник, киста в головном мозге и угроза прорыва спинного мозга, то Красный Шар - самое неподходящее для тебя место. Но кто тебя спрашивает? Кому ты крикнешь это: «Стоп-игра!»? Папе, про которого сам говоришь: «Отцов - как собак нерезаных, а мамка-то одна была»? Маме, которая прошлым августом захрипела у тебя на глазах, выпустила накипь пены изо рта да так и свалилась, не дойдя до своей барщины, где годами доила коров? В больнице потом мама Оля пролежала до осени в коме, а потом ещё неделю дома. Бабушка поила её ряженкой через зонд, Максим ночевал у тётки, боясь хрипа умирающей. А в октябре она затихла совсем, и отец с другой женой повисли на её кресте: «Оленька, прости!» У кого ты спросишь, что делать, когда тяжело дышать и больно сидеть, когда стонешь во сне, когда всё внутри сдавлено вывороченным по­звоночником - до рвоты. Когда падает от передавленных нервов зрение и болит голова, а дома только полтаблетки анальгина? Пьющего дедушку, которому пришлось взять на похороны дочери кредит; бабушку с вечно растянутым в беззубой улыбке ртом, всю жизнь батрачившую в колхозе («калорифер, кочегарка, трактора») и теперь вместо мамы таскающую тебе портфель до школы, - стариков, живущих от пенсии до пенсии? Кого спросить? Некого.

Исключение из правил

А дальше - как в сказках: жесть сменилась радугой над горизонтом. Прямо буквально. Как будто все правила русской жизни были придуманы для того, чтобы Максимкина история стала из них исключением.

Бригада омского центра паллиативной медицины «Радуга», каждую среду выезжающая для выявления тяжёлых детей в районы, по­стучалась в старый домик в деревне Красный Шар - чтобы разорвать круг.

Старики решили, что пришла опека - отбирать внука. Максим забился в угол. Когда разобрались, нахохлившимся темноглазым совёнком вылез из-под стола, на котором лежали раскрытые учебники немецкого, и твёрдо сказал: «Наконец-то. Меня могут спасти только в Германии. Вы мне поможете?» Обруч с жестяным звуком звякнул об пол. Стоп-игра.

«Мать занималась здоровьем Максима как могла, но иной раз и до поликлиники доехать было сложно, - рассказывают в центре. - Когда осенью Ольга умерла, мальчик как раз вступил в зону активного роста, и ситуация неостановимо покатилась по наклонной. Мы отправили запросы в 7 российских клиник - все ответили, чтобы отправлялись лечиться по месту жительства, читай - в Красный Шар. А из немецкого Тюбингена пришёл ответ: готовы сделать двухэтапную операцию по вживлению импланта, который распрямит Максима, и даже - как носителю немецкой фамилии и сироте - сделать скидку».

Чудо, не иначе. Космос.

Два мира

От Тюбингена до Красного Шара - как на ракете через световые годы. Титановые конструкции, вживляемые в позвоночник, вертолётные площадки на крыше госпиталя, оперирующий профессор-светило, который встаёт перед маленьким пациентом на колено и уважительно жмёт ему руку… И соединяет эти два космоса (Тюбинген и Красный Шар) серьёзный мальчишка («С осени ни разу не улыбнулся, только когда мультики смотрит или играет с котом Гриней, напоминает прежнего Максимку»), который ходит по деревне только в чистых кроссовках, не плачет, даже когда больно, жалеет своих непутёвых стариков и упрямо видит впереди радугу, а не жесть.

Фонд «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 1 416 000 рублей на операцию для Максима Реенгард­а, 11 лет, Омская область.


Статья "Жизнь Максимки - дурной сон" из еженедельника "Аргументы и Факты" № 28 от 12/07/2017
Автор: Полина ИВАНУШКИНА



Кирилл Лесников, 2 года, Пензенская обл., г. Пенза


24.02.2021

Диагноз: ЗЧМТ

Необходимо: 1 540 000 рублей для покупки медицинского изделия «Индивидуальный биодеградируемый трансплантат» для проведения операции в РДКБ им. Н.И. Пирогова



Полина Кузьмина, 5 мес., Р. Башкортостан, г. Стерлитамак


10.02.2021

Диагноз: тригоноцефалия
Необходимо: 695 700 рублей для оплаты медицинских изделий «Пластины рассасывающиеся и др.» для проведения операции в «НПЦ спец. мед помощи ДЗМ»

Необходимая сумма собрана, сбор завершён.



Милана Назарова, 2 мес., Владимирская обл., г. Муром


27.01.2021

Диагноз: врожденная двусторонняя косая расщелина лица, альвеолярного отростка , Твердого и мягкого неба.
Необходимо: 1 100 000 рублей на комплекс операций по коррекции и устранению врожденных патологий челюстно-лицевой зоны.

Сбор завершён. Собранных средств хватит на оплату пяти операций для Миланы. Остаток направлен на лечение других подопечных фонда.



Александр Серяпин, Московская обл., г. Пушкино


13.01.2021

Диагноз: двусторонняя врожденная аномалия развития уха, микротия.

Необходимо: 89 588  долларов на проведение операций в США в Клинике «Global  Hearing» и «Cedars-Sinai Medical Group»



Годы: 2021  2020  2019  2018  2017  2016  2015  2014  2013  2012  2011  

Страницы:   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42    43    44    45    46    47    48    49    50   следующая

Мы в социальных сетях