Нужна помощьХочу помочь
Алиса и Виолетта Кузнецовы
29.12.2012

Алиса и Виолетта Кузнецовы

Возраст: 11 лет
Диагноз: Нейросенсорная потеря слуха двусторонняя
г. Ставрополь

В семье Кузнецовых две глухонемые девочки — Виолетта и Алиса, которым нужны слуховые аппараты. А Катя с мужем Вадимом даже рассказать о своей беде не могут, только написать. Они тоже «тихие» от рождения. Как и всем любящим родителям, им хочется, чтоб их дочери жили иначе, чем они, лучше, счастливее. У сестёр будет такой шанс — с современными мощными аппаратами они смогут спокойно учиться и работать среди слышащих людей.

Собрано
Необходимо
57 585 ₽
1 055 560 ₽

Тихие дети

В этой истории трудно подбирать слова. Ребенок с отставанием в речевом развитии, слабослышащий, с ограниченными возможностями здоровья… Много придумано бережных терминов, но они не всегда передают чувства человека, который совсем ничего не слышит и практически ничего не говорит.

Глухонемой — так понятнее, быстрее, честнее.

В семье Кузнецовых две глухонемые девочки — Виолетта и Алиса, которым нужны слуховые аппараты. А Катя с мужем Вадимом даже рассказать о своей беде не могут, только написать. Они тоже «тихие» от рождения.

Две девочки и мама

«Я иногда на них смотрю и думаю: Господи, вы же у нас даже маты не можете слышать, какая красота! Понимаете, они живут в волшебном мире. К ним хочется тянуться. Чистые, светлые, добрые люди. Мне порой кажется, что они во много раз лучше нас, слышащих», —говорит двоюродная бабушка девочек. Единственная в ближнем родственном круге с голосом и слухом.

В трех поколениях Кузнецовых перемешались нормотипичные, слышащие дети и особенные. Так бывает. Ольга, бабушка Виолетты и Алисы, родилась глухой, а через восемь лет в семье появилась еще одна девочка, Марина — слышащая. Теперь она — это голос целой семьи, звучащий в динамике нашего телефона. Пересказывает историю своей сестры, с которой даже не росла вместе.

«Я пошла в обычную школу — мы тогда жили в Кисловодске. А Оля с трех лет училась в специализированном интернате в Ставрополе, там и мужа Женю встретила. Удивительно, но у Жени — тоже слышащие родители. Папа его всю жизнь работал директором ставропольского цирка, мама — музыкант, учила детей игре на аккордеоне, сестра родная с нормальным слухом, а у него — вот так».

Две девочки обнимаются

Катя, Олина дочка и племянница Марины, оказалась в том же интернате, что и родители, хотя они всю беременность надеялись: может повезет, родится здоровенькая девчушка. Катя выучилась на швею и вышла замуж: с мужем Вадимом познакомилась по интернету. Он тоже не слышит, работает на стройке. С их диагнозом вообще сложно найти обычную работу. Первый вопрос от любого работодателя: а как же мы общаться будем?

В конце разговора доходим до Алисы и Виолетты. Третье поколение: тихие дети, читающие по губам и старающиеся поменьше двигать руками. Внутри семьи принято общаться без жестового языка, стараться разговаривать, даже если никто не разберет.

Виолетта любит танцевать (слуховые аппараты, выданные государством несколько лет назад, помогают ловить ритм, доносят звуки, речь, шум) и ведет свой блог, где выкладывает незатейливые детские ролики. У нее немного получается разговаривать. «Ну как немного… Я пойму, а вы, к примеру, — нет», — поясняет Марина, когда возникает вопрос, корректно ли называть Виолетту немой.

Семья сидит на лавочке

Алиса обожает бадминтон и наравне с мамой азартно замешивает тесто на пельмени — любимое семейное блюдо. Хорошие девчонки, спокойные, домашние. Учатся в том же интернате, что мама и бабушка. В конце концов семья переехала в Ставрополь из Кисловодска, чтоб после уроков дети возвращались домой. Но родителям хочется, чтоб после интерната жили они иначе, чем они, лучше, счастливее.

«Сейчас все намного проще — есть интернет, мобильные. А когда Оля училась, то мама отправляла ее автобусом в другой город на учебу и переживала: как доехала, все ли в порядке? Но с другой стороны, с федеральных каналов незаметно исчезли сурдопереводчики. Будто нет у нас больше глухих людей. А они — есть. Оля моя, как новости смотрит, переспрашивает: «Что, что диктор сказал?» Как я ее понимаю? Да по губам читаю».

Марина не только давно освоила чтение по губам, но и немного владеет жестовым языком — ради сестры и племянницы, которые слуховые аппараты не носили. С теми дешевыми, что бесплатно выдавали, было неудобно, голова начинала болеть. Оно и понятно: на хорошие и качественные, с разными каналами и подавлением лишних шумов в семье никогда  денег не было. Но для девчонок-то хочется. Вдруг с ними они смогут спокойно учиться и работать среди слышащих людей?

Две девочки улыбаются

«Ка-тя, у де-тей аппа-ра-ты бес-плат-ны-е?» — чеканит Марина каждый слог сидящей рядом сестре. Ответ не слышно, Марина его считывает глазами. Да, бесплатные, старенькие, свистящие. Оттого Виолетту никто понять не может, а Алиса и вовсе молчит — несколько слогов только произносит. И учить правильному произношению без правильного слуха — почти невозможно: ведь как слышим, так и говорим. В их случае — никак и не получалось. Но если будут современные мощные аппараты, то шанс восстановить речь — есть. В большом Ставрополе Кузнецовы все-таки нашли логопеда, который сказал: «Такой случай в моей практике — единственный, но давайте попробуем».

Они пробуют, тихо радуются первым успехам и верят, что мы услышим их без слов. Поймем и поможем.

Мнение эксперта

Морозова Татьяна Юрьевна, врач-сурдолог, заведующая консультативно-диагностическим центром ГБУЗ СК «КДКБ»:

Обе девочки из семьи слабослышащих. Родители прекрасно социализированы и естественно хотят для своих детей, чтобы они могли хорошо общаться с окружающим миром. Девочки были впервые слухопротезированы в раннем возрасте и владеют речью. Пользовались высокотехнологичными программируемыми цифровыми аппаратами. Пришло время замены, но к сожалению, для семьи это неподьемная сумма. Для сохранения и улучшения качества жизни слабослышащего человека слуховые аппараты необходимы как воздух.

Фото: Екатерина Сёмина

* В сумму сбора также включены 10% на оплату работы специалистов, которые постоянно находятся на связи, координируют весь процесс помощи и поддерживают подопечных фонда.

Помочь девочкам
Алиса и Виолетта Кузнецовы
Нейросенсорная потеря слуха двусторонняя
валюта пожертвования
300 ₽
500 ₽
1500 ₽
3000 ₽
Банковская карта
Дополнительные способы
Комиссия платежной системы %. Фонд получит  р.

Другие способы помочь фонду:

Укажите ваше имя
Перенаправление на безопасную страницу платежа...
Другие способы помочь











Им тоже нужна помощь:
Все, кому сейчас нужна помощь
Помочь девочкам