Нужна помощьХочу помочь
Ранель Зиннуров
18.10.2023

Ранель Зиннуров

Возраст: 7 месяцев
Диагноз: Краниосиностоз
ХМАО - Югра, г. Нягань

У некоторых малышей внутриутробно срастается саггитальный шов черепа и голова по мере роста начинает все больше и больше деформироваться. Со временем головной мозг начнет расплющиваться об ограничивающие пространство части черепа. В случае с Ранелем пострадают зоны, отвечающие за слух и зрение. Решить проблему можно всего одной операцией, для проведения которой нужны специальные пластины.

Собрано
Необходимо
113 239 ₽
576 400 ₽

Ранелю нужны пластины для операции на черепе

То, что на полярном Урале есть город Нягань, многие узнали благодаря КВН и команде веселых и находчивых «Кефир». Нягань – город оптимистов, потому что даже само название произошло от слова «нех» — улыбка. Только Марату и Людмиле Зиннуровым не до смеха и не до шуток. Люда недавно пыталась взять кредит, чтобы младший сын попал на операцию – отказали. Ипотека, старшая дочка Эмилия подрастает, работает один муж, а она сама в декрете – знакомая, в общем-то, многим семьям история. А операцию Ранелю нужна уже сейчас, пока он совсем маленький.

«У вашей старшей дочки тоже такая голова была?», — спросили у Людмилы в роддоме. Ранель тогда был совсем крошкой, глазки припухшие – мама его голову и рассмотреть не успела. Уже потом начала замечать: странная она, бугристая, лоб будто выдвинулся вперед и навис над носом, а затылок плоский. При выписке Люде дали рекомендации: гладить сына по макушке легкими массирующими движениями и каждый месяц фотографировать его череп, пока не округлится и не примет нормальную форму, как у других людей.

Через три месяца мама с папой поняли, что гладить бесполезно, надо искать врача.

В Нягани есть аэропорт, есть ГРЭС, на открытие которой даже сам президент приезжал, есть большой парк, по которому любит кататься на велосипеде старшая сестра Ранеля Эмилия, но в Нягани нет детского нейрохирурга, а ближайший генетик – в Сургуте, в 700-стах километрах. Но Люда с мужем свой город все же любят, уезжать не планируют.

Они впервые увидели друг друга еще в университете, где учились на разных факультетах («В нашем корпусе на третьем этаже, кстати, размещался филиал Тюменского государственного университета, откуда и вышла команда «Кефир», в ней даже мой одноклассник играл!»). Потом Марат уехал доучиться в Самару, Люда – в Тюмень. Однажды ее друзья предложили позвонить по скайпу Марату, узнать, как у него дела. И они снова встретились взглядами. Вспыхнуло, но не загорелось.

«У мужа тогда были отношения, а мы с ним стали – просто друзья. Помню, сидим компанией в беседке моих родителей. Май, первые теплые дни. А Марат и говорит: «Я в армию ухожу».

Когда прибыл на место службы и смог взять в руки телефон, первой позвонил ей. И к ней же приехал после дембеля, чтобы пригласить в кино. Уже через полгода решили пожениться.

Люда вспоминает, как взяла на первое настоящее свидание с будущим мужем подругу, а та привела еще свою маму, – и смеется. А потом – плачет. Взахлеб.

Ранель такой славный. В полгода уже пытается ползать, догоняя кота, по квартире, играет с любимым грызунком-совушкой, различает родных. Если бы не голова…

«Мне в больнице поначалу говорили, что череп странный, и надо искать среди родственников такой же. Может, наследственное. Настоящая депрессия началась, когда прочитала о диагнозе, который поставили сыну. Надеялись, что поможет ортопедический шлем, но нам сказали — оперироваться».

Так случается, что у некоторых малышей внутриутробно срастается саггитальный шов черепа и голова по мере роста начинает все больше и больше деформироваться. Поскольку в Нягани в апреле лежит снег и температура днем редко переползает нулевую отметку, Ранель всегда на улице в шапке, и его лоб не привлекает общественное внимание. Но без операции головной мозг, который так же растет и увеличивается в размерах, начнет расплющиваться об ограничивающие пространство части черепа. В случае с Ранелем пострадают зоны, отвечающие за слух и зрение.

А Людмиле отказали в кредите. По квоте Ранелю в череп могут поставить только титановые пластины, которые через три месяца нужно убрать, заново вскрыв череп. А можно решить проблему всего лишь одной операцией, для проведения которой нужны специальные пластины, которые останутся у ребенка в голове и станут единым целым с черепом.

И его родители, и сам Ранель снова будут самыми счастливыми жителями самого веселого города.

Мнение эксперта

Челюстно-лицевой хирург, н.с. группы черепно-лицевой и пластической хирургии «Научно-практического центра специализированной медицинской помощи детям имени В.Ф. Войно-Ясенецкого Департамента здравоохранения города Москвы» (НПЦ) Голованев Павел Сергеевич:

У мальчика закрыт саггитальный шов — это врожденная проблема, связанная с синостозом саггитального шва. Из-за этого головной мозг в процессе роста не может увеличиваться в поперечном направлении, то есть он растет в сторону затылка и лба, раскрывая череп по длине, он не раскрывая по ширине. В связи с этим формируется ладьевидная форма черепа и перед нами стоит задача освободить череп в поперечном направлении и уменьшить передне-задний размер. Для фиксации черепа необходимы расходные материалы, а именно биорезорбируемые пластины.

Фото: Ирина Чернятинская

* В сумму сбора также включены 10% на оплату работы специалистов, которые постоянно находятся на связи, координируют весь процесс помощи и поддерживают подопечных фонда.

Помочь Ранелю
Ранель Зиннуров
Краниосиностоз
валюта пожертвования
300 ₽
500 ₽
1500 ₽
3000 ₽
Банковская карта
Дополнительные способы
Комиссия платежной системы %. Фонд получит  р.

Другие способы помочь фонду:

Укажите ваше имя
Перенаправление на безопасную страницу платежа...
Другие способы помочь











Им тоже нужна помощь:
Все, кому сейчас нужна помощь
Помочь Ранелю