Нужна помощьХочу помочь
22.07.2021

НЕСГОРАЕМЫЕ

НЕСГОРАЕМЫЕ

«Бывают дни, когда мне хочется открыть окно и заорать во все горло. Или расшвырять все вокруг на пол и топтать ногами. Схватить подушку и выпотрошить ее. Побить посуду или поломать шкафы. Но потом я просто смотрю на бардак, который остался после Тишиного дня, и как будто уже и достаточно. Можно и чайку попить» (из книги «Мама на нуле», Анна Куусмаа, Анастасия Изюмская)

Сборник историй про родительское выгорание вышел в издательстве «Самокат» еще в 2017-м. Но по-настоящему «Маму на нуле» оценили в родительском сообществе именно в карантинный год. В книге в основном собраны истории про материнство, но на самом деле родительское выгорание не выбирает пол, возраст и профессию. Особенно, если речь идет про родителей особенных детей. 

КАК ЭТО ВЫГЛЯДИТ

Выгорание приходит постепенно, незаметно и проявляется по-разному. Кто-то кричит и злится в десять раз чаще обычного — и на себя, и на ребенка. Кто-то постоянно испытывает чувство вины или бессилия. От усталости пропадает сон или же хочется уснуть примерно на месяц и проснуться в какой-нибудь другой жизни. Мысли и действия становятся цикличны и вертятся вокруг одних и тех же тем.

К основным физическим признакам выгорания относят: хроническую усталость, постоянное напряжение, проблемы со сном и аппетитом (полностью пропадает чувство голода или, наоборот, случаются приступы переедания). Плохое самочувствие, головные боли, подавленность, неразговорчивость, общая слабость или же лихорадочная активность, невозможность расслабиться, игнорирование любых телесных сигналов, боли и неудобства  выгорание может проявляться по-разному. 

«Когда тебе нужно произвести какое-то простое действие, ты чувствуешь такой упадок сил, такую необходимость снова взять кредит ресурсов непонятно в каком банке и такая тоска накатывает в связи с этим, что чаще всего просто ничего не делаешь. Или делаешь с внутренним надрывом» Ольга Карчевская (история из книги «Мама на нуле»

Эмоциональные симптомы обычно проявляются как раздражительность, тревожность, ощущение беспомощности, чувство изоляции и одиночества, пессимизм в отношении будущего, душевная черствость к близким и в том числе к больному ребенку.

«Словно выжженная солнцем прерия». Это выражение я встретила в книге одного из американских писателей, еще будучи ребенком. Оно не раз всплывало в моем сознании в моменты полного опустошения, бессилия, неспособности испытать самое скудное эмоциональное переживание. Сухая земля, когда-то дававшая жизнь, — сможет ли она когда-нибудь снова стать плодородной? В такие моменты нет сил думать о будущем. Это состояние посещало меня так часто, что постепенно стало частью меня» Дарья Яушева (история из книги «Мама на нуле»)

На интеллектуальном уровне выгорание обычно описывают как снижение социальной активности, отсутствие интереса к чему-то новому, избегание серьезных разговоров или скуку при общении с ребенком.

«Было ли это выгоранием? Теперь я понимаю: да. Это было обесточивание, оскотинивание, отупление, машинальное существование, функционирование, обслуживание, порабощение обстоятельствами, когда жизнь утрачивает полутона, когда ешь что придется, спишь, в чем ходил весь день, избегаешь смотреть на себя в зеркало, нажираешь килограмм за килограммом, и твое «Я» становится таким крошечным, что его можно придавить ногтем, как клопа. Вот тогда я поняла, что больше в моей жизни ничего и никогда не будет. Только ребенок» Анна Болотова (история из книги «Мама на нуле»)

Все эти симптомы могут выражаться легче или сильнее в зависимости от стадии эмоционального выгорания.

НАСКОЛЬКО ВЫ ВЫГОРЕЛИ?

Первая стадия «надо собраться, взять себя в руки», «я просто мало стараюсь». Родители пока держатся, но уже замечают, что постоянно раздражены. И начинают обвинять себя в том, что не справляются с родительской ролью: «я плохая мать/плохой отец», «у меня ничего не получается». Нарастают тревожность и агрессия по отношению к себе, ребенку, близким. Нервное истощение родителей усиливается и начинает сказываться на ребенке. Дети, чувствуя их состояние, начинают капризничать, хуже себя вести   и круг раздражения замыкается. 

Вторую стадию можно назвать «я больше не могу». Родитель понимает, что он больше не в силах выдерживать эмоциональную нагрузку, ему хочется все бросить, вырваться из замкнутого круга, любой ценой избавиться от этого состояния. Необходимость ежедневных рутинных дел может вызывать внезапные нервные срывы. Усталость, бессонница, телесная диссоциация становятся почти непереносимыми.

На третьей стадии психика пытается защититься от перегрузки, и картина мира становится искаженной: человек обвиняет в происходящем всех окружающих больного ребенка, мужа/жену, врачей.  Возникает агрессия и даже ненависть по отношению к «виновнику» страданий. Выгоревший родитель может как чрезмерно опекать и контролировать, так и обижать и унижать ребенка.

Чаще всего пишут и говорят про выгорание матерей, потому что именно на них  падает основная нагрузка по уходу, лечению, воспитанию и именно на них оказывается большее социальное давление. Но вообще-то выгореть может любой активно вовлеченный в уход и лечение член семьи — даже бабушка, даже старший брат или сестра. 

КАК ПОМОЧЬ СЕБЕ

1. Отдохнуть и разрядиться физически. Телесные терапевты говорят, что важно ежедневно правильно закрывать цикл стресса. Это можно сделать множеством способов: поспать, потанцевать, пробежаться, сделать массаж, встать под контрастный душ, заняться сексом, петь, кричать, прыгать, плакать. Главное, чтобы вы ощущали свое тело хотя бы 10-15 минут (активное, потное, тяжело дышащее), а потом наступала бы разрядка.  

«Первые шесть месяцев я просто рыдала при каждом удобном случае — сбрасывала стресс. Плакала не просто тихонько в подушку — наоборот, рыдала в голос. Представляла себя маленькой девочкой внутри своего большого тела — и выплескивала все горе изнутри наружу, до самой последней слезинки. Делала я это инстинктивно, а потом узнала, что это старинная народная техника работы с напряжением. Помните плакальщиц на похоронах? Ну вот, это оно» Юлия Сианто (история из книги «Мама на нуле»)

2. Переключиться интеллектуально. Заниматься чем-то, что никак не связано с домом, ребенком, ежедневной рутиной. Чем-то, что вдохновляет, радует, развивает — работа, учеба, книги, кино, искусство, викторины, клубы. Это должен быть целый отдельный кусок вашей и только вашей жизни. 

«Со вторым ребенком выходом из выгорания стали для меня рисунки — я рисовала комиксы про свою жизнь, и меня отпускало» Екатерина Суворова (история из книги «Мама на нуле»)

3. Найти эмоциональную поддержку. Кому-то помогает «поныть в фейсбуке», кто-то уезжает в гости к друзьям выспаться. Одним родителям нужен еженедельный  диджитал-детокс хотя бы на пару часов, другим помогают письменные практики. Дружеские встречи, чаты и игровые площадки, книги и подкасты, ретриты и психотерапия — важно найти то, что поддерживает именно вас, что будет вашей личной кислородной подушкой в самые темные часы.

«В то бешено одинокое время у меня была ровно одна отдушина и группа поддержки — форум «Мама.ру». Он был совсем древний, там даже не требовалось регистрироваться и можно было писать анонимно. Там регулярно случались скандалы и группы девушек дружили друг против друга. Но именно форум помог мне починить внезапно сломавшийся молокоотсос. В три ночи, когда сын счастливо проспал все кормления и моя грудь лопалась от молока. Именно с форума ко мне приехала незнакомая девушка, когда я рассталась с мужем. Приехала, вытерла мои слезы, показала переноску для младенцев — даже не слинг еще, не рюкзачок, а этакую сумку на плечо, сейчас таких уже не делают. И это было для меня окном в новый мир, настоящим открытием, обещанием другой, новой, свободной жизни» Алина Фаркаш (история из книги «Мама на нуле»)

КАК ПОМОЧЬ ДРУГОМУ

1. Спрашивать и разговаривать. Идея, что для родителей особого ребенка нормально всегда быть уставшими — плохая идея. Родительство, даже самое сложное — не крест, не наказание, не тюрьма. Иногда для облегчения ситуации достаточно спросить — наверное, ты ужасно устала/устал?  Иногда полезно просто выслушать как печально обстоят дела — не перебивая, не обесценивая,  не давая советов, не рассказывая как у вас. Просто спросить и побыть внимательным и надежным слушателем.

2. Помогать и делать.  Посидеть с ребенком, помочь с хорошей няней, составить компанию для прогулок или спорта, чтобы в бесконечном «дне сурка» у этих родителей нашлось хоть какое-то личное время, возникла запланированная и гарантированная передышка. На начальных стадиях выгорания лучшая терапия это отдых и переключение внимания. Иногда для взрослого человека, неделями не выходящего из дома просто так, даже часовая прогулка в парке — без телефона, без коляски, без списка дел — может превратиться в целый микроотпуск. 

3. Дружить и поддерживать. Лично и онлайн, один на один и в разных сообществах. Не критиковать тех, кто «не справляется» и не бросать тех, кто «сдался». Выстраивать надежную защиту вокруг всех, кому сложно. Дружить семьями и поодиночке, советовать и вдохновлять. Никто не должен справляться один, и никому не должно быть отказано в помощи. 

«АиФ. Доброе сердце», совместно с Фондом президентских грантов, запустил в прошлом году  программу «Маршрут помощи». Она не только экономит время на поиски врачей, клиник, методов лечения, заполнение бумаг и получение льгот, но и организует цикл бесплатных консультаций с психологами для всех нуждающихся в этом членов семьи (десять консультаций для одного клиента). Обратиться за помощью могут все подопечные фонда, вне зависимости от возраста и характера заболевания, а также члены их семей, опекуны и попечители. Чтобы воспользоваться услугами психолога подопечному фонда или членам его семьи достаточно отправить соответствующую заявку на адрес dobroe@aif.ru.

«Было ли выгорание неизбежным? Ждет ли оно каждого родителя ребенка с трудным диагнозом? Я не знаю. Хочется верить, что нет, но, наверное, все же да. Вот только пройти этот этап можно с разной скоростью. Главное — верить, что в конце длинного тоннеля все же есть свет» Дарья Яушева (история из книги «Мама на нуле»)

 

Текст: Ксения Духова

Иллюстрации: Корнеев Юрий