Нужна помощьХочу помочь
03.08.2021

НИКОГДА НЕ РАНО

НИКОГДА НЕ РАНО

Все ли трехлетки капризничают, все ли мальчики дерутся и все ли подростки молчат и закрываются в комнате? «У моего ребенка дислексия или он просто читать не любит? Почему дочка все время врет и выдумывает? Когда близнецы прекратят, наконец, ссориться и обзываться? А может у сына характер испортился из-за болезни и с ним нужно помягче?»

Кажется, что взрослые знают все, особенно, если эти взрослые родители.  Уж они-то точно понимают: что лучше для ребенка, что он хочет, в кого у него такой характер, как его слушать, воспитывать, учить и лечить. 

А если не знают? Если родители сами растеряны, переживают и ошибаются, если у них тоже все в жизни непонятно? Иногда бывает, что помощь в семье нужна всем  — и взрослым, и детям. Только не всегда ясно, где ее искать.

Большинство подопечных наших фонда живет в небольших городах и поселках, где семьи с больными детьми справляются  самостоятельно, как могут. И, если ситуация с лечением складывается тяжелая, то возрастные кризисы, школьные проблемы и изменения в характере ребенка родители не всегда замечают вовремя. Поэтому специалисты нашего фонда напоминают, что тяжелое неизлечимое заболевание у любого члена семьи это уже весомая причина для обращения к психологу за семейной терапией. 

Специалист программы «Маршрут помощи» Анастасия Шабаганова (детский психолог и телесный терапевт) проконсультировала нас по самым часто встречающимся случаям, когда работа ребенка с психологом может быть не просто полезна, а жизненно необходима.

«ПРОСТО ТАКОЙ ВОЗРАСТ»

«Упрямые дети… являются агрессивными исследователями. Они испытывают нас часто и собирают массу опытных исходных данных, прежде чем их удается убедить принять правила и соблюдать их. Для них слово «стоп» это чистая теория» (Роберт Дж. Маккензи, «Упрямый ребенок. Как установить границы дозволенного», Бомбора)

Кризис первого года или трех лет, кризис первоклассника, подростковые проблемы — ребенок один, а переходных периодов много. И в эти моменты даже здоровый и спокойный ребенок может вдруг стать неуправляемым: закатывает истерики, отказывается идти на контакт, протестует или молчит. А иногда возрастные кризисы у детей совпадают с семейными, и тогда дети вдвойне нуждаются в помощи. 

«— Трилле, что ты тухнешь? — огорченно сказала мама после обеда. — Хоть из дому выйди.

«Из дому», «из дому» — только и слышно по любому поводу. Это вместо того, чтобы напечь булочек и поиграть со мной в «Монополию» (Мария Парр, “Вратарь и море”, ИД “Самокат”)

Особенно сложным и пугающим для родителей выглядит подростковый кризис, когда может проявляться также девиантное (отклоняющееся от нормы) поведение: внезапные вспышки агрессии, уход из дома, серьезные конфликты с родителями, в школе, проблемы в отношениях со сверстниками, суицидальные мысли или склонность к насилию. В зависимости от тяжести состояния ребенка в этом возрасте иногда даже помощи психолога может быть недостаточно и необходима работа в тандеме психолог-психиатр. 

«Поведение в подростковом возрасте похоже на ограбление банка. Кого‑то детство покидает медленно и вежливо, скромные требования грабителей аккуратно написаны на сложенном листке бумаги и переданы кассиру прямо в руки, чтобы не поднимать шума. У других все происходит так, будто кто‑то пробил стену грузовиком и оставил за собой дымящиеся руины и требования выплат по страховке» (Найджела Латта, «Пока ваш подросток не свёл вас с ума», Рипол Классик)

«НЕ ХОЧУ НИЧЕГО МЕНЯТЬ»

Обычно привыкание к детскому саду это первый по-настоящему непростой период для родителей и малыша, и не только из-за сепарации и нового режима. Оказавшись в непривычной обстановке, даже здоровый ребенок может часто и подолгу болеть. У детей же с хроническими заболеваниями проблем с адаптацией в садике еще больше. И иногда, если психика не может быстро справиться с переменами, напряжением и новыми эмоциями у ребенка внезапно начинаются психосоматические боли, проблемы со сном, едой, общением.

« — Мама, я не пойду завтра в детский сад, — вдруг решительно заявила Дуся.

— Почему? — заволновалась мама. 

— Я… никого там не знаю!» (Беднарек Юстина, «Дуся и поросенок Бобик. Первый день в детском саду», МИФ)

У некоторых детей любая смена привычной обстановки может усугубить те проблемы, которые уже есть (физические и психологические): поступление в школу, смена учебного заведения, переезд в другой город (или даже район), вынужденный перерыв в учебе из-за болезни. В любой такой период очень важно помогать ребенку переживать эти изменения, подробно объяснять, что происходит и как справляться с новыми, непривычными вызовами и проблемами. И иногда без помощи психолога не обойтись.  

«БРОСИЛИ И НИКОГДА НЕ ВЕРНУТСЯ»

«С тех пор как бабушка заболела, мы стали ездить в деревню раз в неделю, обычно по субботам, и оставались там на целый день. Я был очень счастлив и надеялся, что бабушка не выздоровеет никогда… Однажды, вернувшись из сада, я не обнаружил ни папы, ни мамы. Дома были только дедушка Луиджи и бабушка Антониэтта. С очень серьезными лицами они сообщили мне, что бабушка Теодолинда уехала в далекое путешествие и что я ее больше не увижу.

— Как это уехала?! — закричал я. — А почему она мне ничего не сказала, почему не попрощалась со мной?!

У меня было такое чувство, будто меня предали. От этого и от обиды на бабушку я заплакал» (Анджела Нанетти, «Мой дедушка был вишней», ИД «Самокат»)

Детьми все потери и смерть близких переживаются особенно остро, так как психика еще не сформирована до конца, и реакции ребенка могут быть самые разные и неожиданные. Некоторые дети замыкаются в себе, кто-то пытается отвлечься и вытеснить горестное событие, не вспоминать, не разговаривать, делать вид, что ничего не произошло. Но молчание и отрицание как раз показывает, что ребенок никак не может сам справиться с утратой. И здесь работа с психологом может помочь снять невыносимую остроту переживаний, и постепенно принять потерю, прожить и отпустить горе.

«ВЫ ИСПОРТИЛИ МНЕ ЖИЗНЬ»

«Я и не заметил, как долго пробыл у папы. Нам о стольком надо было помолчать» (Ульф Старк, «Пусть танцуют белые медведи», ИД «Самокат»)

Как правило, дети очень болезненно переживают развод и повторные браки родителей. Может проявиться психосоматика, агрессивное поведение, депрессии. Чем старше возраст ребенка, тем обычно это тяжелее переживается. Хотя внешне кризис сначала может проходить незаметно. В любом случае важно помочь ребенку сохранить хорошие отношения с обоими родителями и дать ему возможность и время выстроить новый режим общения с тем родителем, который живет отдельно. 

А когда в семью приходит новый член семьи – это всегда нелегкое испытание для всех её участников. Если до этого был развод родителей или уход из жизни одного из них, то испытания накладываются друг на друга, и маленький человек не в состоянии сам справиться со всем, что происходит. 

«Я В СЕМЬЕ САМЫЙ ВЗРОСЛЫЙ»

«Я подумал: вот было бы здорово поднять трубку, будто я взрослый, и заказать другую жизнь, как пиццу или еще что. Я бы себе заказал папу, который не пьет, и маму, которая нас не бросает» (Аннабель Питчер, «Моя сестра живет на каминной полке», АСТ)

Когда ребенок тяжело болен, а родителям самим нужна помощь, потому что они не справляются с зависимостью (алкоголь, наркотики, игры и пр), то кажется, что здесь детский психолог уже ничем не поможет. Но это не так, ведь с психологом может разговаривать не только сам ребенок, но и ответственные за него взрослые: временные опекуны, родственники, учителя и другие неравнодушные люди, которые способны  прийти на помощь и взять ситуацию в семье под контроль. А чем здесь может помочь психолог? Выработать с ребенком правила поведения в экстренных ситуациях, вывести его и родственников из состояния выученной беспомощности («ну, тут уже ничего не поделаешь, ситуацию никак не исправишь») и рассказать как принимать безопасные для себя решения. 

«НЕ ТАКОЙ КАК ВСЕ»

Мы часто слышим от родителей наших подопечных о том, что их ребенок с возрастом все больше закрывается в себе, становится замкнутым и не идет на контакт. Конечно, все это можно списать на тот же переходный возраст. Но в ситуации с многолетними и неизлечимыми заболеваниями все гораздо сложнее. 

Дело в том, что формирование внутреннего «я» у ребенка в значительной степени происходит под воздействием того, как воспринимает его значимый взрослый. Если ребенок чувствует, что родители не могут полюбить его полностью, не могут принять его болезнь или слишком оберегают его от социализации, это может сильно менять его самовосприятие и самооценку, мешать контактам вне семьи и адаптации в обществе.

​​«Хотите, чтобы ребенок справлялся с жизнью? Значит, все детство утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите «Не плачь!», не стремитесь сразу отвлечь и развлечь. Помогайте ему проживать стресс, оставаясь живым, и выходить из него, а не глотать неприятные чувства и отмораживаться. Пусть огорчается, плачет, боится, протестует – и пусть с вашей помощью учится принимать несовершенство мира, переходить от разочарования и протеста к утешению и примирению с реальностью» (Людмила Петрановская, ​​«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», АСТ)

Особенно сложно выяснить в чем проблема, когда нет доверительных отношений между родителями и детьми, или, наоборот, любящий ребенок не  делится своими переживаниями и проблемами, чтобы не расстраивать маму и папу. Бывает и так, что родители не в состоянии правильно реагировать на проблемы детей из-за собственных сложностей. Тогда именно детский психолог поможет наладить связь между родителем и ребенком, и найти подход к ребенку, если эта связь утрачена. 

Семья – это система, и поведение ребенка может меняться, если меняется семейная система. Именно поэтому психологи нашей программы «Маршрут помощи» работают не только с родителями и с самими детьми, а и с теми членами семьи, которым больше всего требуется помощь. Благодаря Фонду президентских грантов все участники нашей программы получают эту помощь бесплатно. Главное – не бояться сделать первый шаг.