Нужна помощьХочу помочь
30.06.2022

РАВНЫЙ – РАВНОМУ: ПОМОГАТЬ, НЕ РАЗРУШАЯСЬ

РАВНЫЙ – РАВНОМУ: ПОМОГАТЬ, НЕ РАЗРУШАЯСЬ

Продолжение нашего материала про Школу равных консультантов: какие подводные камни консультирования обнаруживают выпускники и как учатся помогать другим, не вредя себе

«Равное консультирование – это не волшебная таблетка. Не бывает такого, что “я сейчас поговорю с консультантом – и все переживания и боль уйдут, все закончится, а я пойму, что делать и получу ответы на все вопросы”. Нет, это так не работает» (Инга, равный консультант)

В первом тексте про равное консультирование мы разбирались – кто и зачем идет учиться равному консультированию, и как это помогает и самим будущим консультантам тоже. Но, как в и любой помогающей профессии, нужно осознавать риски и видеть подводные камни. Об этом – продолжение историй наших учениц Инги и Лилии.  

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ РАВНЫМ КОНСУЛЬТАНТОМ

Психологи предупреждают, что в работе равных консультантов всегда есть опасность вторичной ретравматизации. Когда чья-то тяжелая история может вызвать проваливание в собственный болезненный опыт, который, казалось бы, уже давно пережит и забыт. Поэтому такие ситуации требуют особого внимания и специальной работы консультанта над собой, а также регулярных супервизий с психологом. И на все это тоже нужно время, нужны силы. 

«я учусь вместе с сыном»

«Мы все – родители особенных детей. Очень тяжело бывает выкроить по 2-4 часа на длинные вебинары. Это долго. Я учусь на постоянной основе во многих местах, и еще занимаюсь детской нутрициологией. Чтобы посещать Школу, приходилось включать детей в процесс. Я смотрю вебинары и учусь вместе с пятилетним сыном. Рисую ему поезда, а сама слушаю лекции. Я так живу, для меня это нормально. Но для многих – очень сложно» (Лилия, равный консультант)

Одна из задач равного консультанта – быть для другого человека примером положительного опыта проживания сложных ситуаций и опорой в нестабильном и кризисном положении. Именно поэтому в Школе равных консультантов дают навыки для отслеживание своего внутреннего состояния во время и после консультации. 

Но при этом равный консультант – это не замена психотерапевта. И нужно научиться хорошо понимать, в какой ситуации лучше поможет человек со сходным личным опытом, а в какой лучше обратиться к психологу именно как к специалисту со специальным  набором знаний, но не пережившему лично похожую травмирующую ситуацию. И иногда главная победа равного консультанта – это то, что он смог уговорить своего собеседника обратиться за профессиональной медицинской помощью.

«Если ребенок на горшок не ходит или хочется выговориться, потому что истерика – это к равному консультанту. А если у человека депрессия, из которой он не выходит на протяжении долгого времени, и разговоры с консультантом и подругами не помогают, то обязательно надо к психологу (психотерапевту, неврологу, психиатру). Возможно, даже потребуется медикаментозное лечение» (Инга, равный консультант)

ГОРЕТЬ, НЕ СГОРАЯ ДОТЛА

Выгорание родителей – серьезная проблема, с которой регулярно сталкиваются все помогающие практики. А если вы родители ребенка с тяжелым или неизлечимым заболеванием – вы в особой группе риска. А если вы еще и стремитесь помочь и ответить всем, кто к вам обращается…

«Мы помогаем другим мамам держать разум под контролем. Устала – дай себе передышку, посмотри кино, встречайся с друзьями, попроси родственников посидеть с ребенком, освободи время для себя. Этого наши мамы себе обычно не позволяют. А я им говорю, что плакать – это нормально, выгорать – нормально, просить помощь – тоже нормально. Хотя и сама в какой-то момент этого не понимала и не делала. Раньше я тоже считала, что должна быть сильной» (Инга, равный консультант)

Именно поэтому в Школе равных консультантов преподаватели обязательно дают будущим консультантам базовые психологические техники и специальные приемы, которыми собеседника можно прямо во время разговора вывести из острого кризисного состояния, заземлить, успокоить, переключить. Равному консультанту обращаются нужно уметь правильно работать с чужой болью, не разрушаясь самому.

«побочка от такой работы – выгорание»

«Раньше я работала инженером: проектировала системы вентиляции, отопления, насосов, водоочистных станций. А теперь я просто мама. У сына отклонение в сторону РАС, проблемы по ортопедии, неврологии, нарушение обмена веществ. Но я много занимаюсь ребенком, и от лечения есть результаты. Поэтому в соцсетях мне часто пишут: «Да какой тогда у вашего сына аутизм?» 

Вот так и происходит обесценивание консультирующих родителей, и их личных бед. А ведь любой результат требует огромных материнских вложений. Наша работа – это искусство маленьких шагов, когда каждый день занимаешься с ребенком, делаешь нейропсихологические упражнения и по чуть-чуть расширяешь его интересы. 

Побочка от такого режима и такой работы – выгорание. Я иногда с ним не борюсь, позволяю себе выгореть дотла. А потом просто ложусь спать или смотрю сериал» (Лилия, равный консультант)

Во время Школы целый отдельный учебный блок посвящен усталости помогающих специалистов. Равные консультанты (как правило работающие безвозмездно) подвержены особенно быстрому выгоранию, если не занимаются его профилактикой. Поэтому сложные ситуации не просто разбираются на теоретических занятиях Школы, но и отрабатываются учениками в парах, отыгрываются на тренингах и обсуждаются в учебном чате с психологами. Чтобы по каждому случаю обязательно была получена обратная связь, а у всех учеников сразу же формировались практические навыки. 

«Было интересно все это прожить. После обучения у меня поменялась собственная реакция на многие вещи.  Не только на истории других мам, а в целом на происходящее вокруг. На занятиях нас учили не впускать в себя всю чужую боль и не оставлять ее внутри. Учили помогать другим, не вредя себе. Я частично умела это делать и раньше, а во время обучения в Школе нам объяснили, как это делать правильно» (Инга, равный консультант)

ХОЧУ ВДОХНОВЛЯТЬ СВОИМ ПРИМЕРОМ

Для того, чтобы стать равным консультантом, есть много причин. Кто-то хочет быть для других примером, вдохновением и поддержкой. 

«В свои самые тяжелые времена я видела вокруг много успешных мам – стройных, с красивыми прическами и маникюром, стильно одетых. Они еще и работали, и много успевали. Я смотрела на них и вдохновлялась. Думала: «Вау! Я хочу так же».

Ребенку нужна мама здоровая, веселая и энергичная. Если сама не будешь в ресурсе, то ничего не дашь и своему ребенку. Я про себя знаю, какая я мама – считаю, что вообще огонь. И мой сын попал в правильные руки» (Инга, равный консультант)

Кому-то важно помогать родителям, у кого и так большая мотивация, но пока нет нужных знаний. 

«материнский героизм – это взять себя в руки и делать»

«Однажды я проконсультировала одну маму. У нее ребенок с множественными диагнозами, включая умственную отсталость и нарушение обмена веществ. После консультации у мальчика серьезно улучшилось пищевое поведение: в августе ребенок ел только фаст-фуд, а уже в сентябре-октябре ввели много продуктов, ушли от пищевой избирательности. Результат: изменив пищевые привычки, они смогли улучшить когнитивные функции за три месяца. То есть ребенок стал лучше воспринимать информацию, улучшилась речь и интеллектуальные способности. Это очень хороший результат для одной консультации, но за ним, конечно же, в первую очередь стоит волевая мать. Это и есть материнский героизм – взять себя в руки и делать» (Лилия, равный консультант)

Кто-то рассказывает, что именно равное консультирование помогло найти настоящих подруг, создать пациентское сообщество, заняться активным самообразованием или найти свое место в жизни.  

«Я верю, что мы всегда оказываемся там, где необходимо. И с нами рядом оказываются именно те, кому мы нужны» (Инга, мама особенного ребенка, равный консультант) 

** Школа равных консультантов фонда «АиФ. Доброе сердце» работает в 2022-м году в рамках проекта «Маршрут помощи для семей с тяжелобольными детьми», реализуемого за счет гранта мэра Москвы, предоставленного Комитетом по общественным связям.