КАК ПОМОЧЬ
Если Вы хотите помочь подопечному фонда, выберите удобный способ оплаты, кликните по иконке, появится инструкция к выбранному способу.

С помощью банковской карты

Через электронные деньги

Переводы через терминалы

Переводы через банк или почту


Отправить SMS на короткий номер

Отправить SMS с сайта

Вопрос-ответ

Вопрос:

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, можно ли оказать помощь конкретному ребенку, используя банковскую карту, поскольку доступа к российским отделениям Сбербанка нет? Спасибо.



Ответ:

Уважаемая Елена!
Для того, чтобы пожертвовать средства конкретному подопечному, Вам придется использовать не карту, а перевод через сам банк. Не обязательно, чтобы это был именно «Сбербанк» - в других банках тоже спрашивают клиента о цели перевода. Вкратце алгоритм таков:  приходим в банковское отделение и делаем перевод через кассу. Когда будете заполнять квитанцию, увидите графу «НАЗНАЧЕНИЕ ПЛАТЕЖА». Там надо и написать фамилию и имя того, кому Вы хотите помочь.
А когда Вы делаете перевод по банковской карточке, то ваши пожертвования автоматически получает тот подопечный, о котором мы рассказали в последней из вышедших в свет газетных публикаций. Если вы в среду получили номер «АиФ» и прочли, например, о Стёпе Гладких, а потом сделали перевод в фонд по карте, то Ваш взнос автоматически пополнит «копилочку», предназначенную для Стёпы. 


Задать вопрос Все вопросы
Герои публикаций

Поджидаев Саша, 2 года. Курск

15.06.2012

Диагноз: опухоль головного мозга, окклюзионная гидроцефалия

Помогли: 2 923 110 рублей на лечение в Израиле

ХОЧУ ПОМОЧЬ

НОВОСТИ 09.01.2013

Статья "Ожидание Пожидаева" из номера АиФ №1-2 от 09.01.2013.

В три месяца Саше сделали МРТ, которая показала наличие опухоли у него в голове. Со временем она только росла. Дома, в Курске, от мальчика отказались. Пока папа возил документы сына в Москву, у Саши случилось кровоизлияние в опухоль и отнялись одна ручка и ножка. Москва тоже сказала «нет». И тогда Пожидаевы стали искать клинику за границей.

Им отказывали все. Все, кроме детского нейрохирурга из Израиля, одного из лучших в мире, который согласился рискнуть и заняться Сашиным случаем. За 4 дня Пожидаевы продали квартиру, ещё со своих похоронных добавила бабушка, и они вылетели в Израиль. У Саши оказалась опухоль, поддающаяся химиотерапии, и когда её начали, то опухоль стала уменьшаться, парализованные ручка и ножка заработали и восстановилась речь!

Но денег за проданную квартиру хватило только на 6 месяцев лечения, а Саше нужно было проходить химио- и радиотерапию ещё как минимум год! И вот тогда Пожидаевы, как в последнюю инстанцию, обратились к читателям «Аргументов и фактов» («AиФ» № 7, 2012 г.) - и вы помогли собрать нужную сумму! Вот уже 15 месяцев наш Сашка, которому не дали ни единого шанса на родине, лечится в Израиле. За это время он сделал свои первые шаги, научился «футболить» мяч и вообще растёт и радует родителей. Если бы не вы, ничего этого просто не было бы. Сейчас мы все ожидаем полного выздоровления Саши.

 

НОВОСТИ 20.06.2012

Сейчас Саше продолжают делать курсы химии. В медицинском центре много детей из разных стран, их Сашенька научился различать: если он кричит «Шалом!» и ему машут в ответ, он знает, что это собратья по несчастью из Израиля, если слышит «Привет!» - значит, «свои» из России. Там, на больничной детской площадке, ребята подбадривают друг друга как только могут. «Впереди у Саши ещё месяц «химии», - рассказывает мама. - Только потом врачи будут делать контрольную томографию. Мы очень надеемся, что обследование покажет, что опухоль прекратила свой страшный рост, ведь только тогда можно будет сделать операцию». Семья Пожидаевых благодарит всех, кто оказался неравнодушен к их беде, ведь только благодаря вам, уважаемые читатели, их ребёнок имеет шанс на жизнь.

Статья «Сами и везите!» из АИФ №7 за 15 февраля 2012

Автор: Мария Позднякова

Когда 2-летний Саша с опухолью мозга попал в реанимацию, его родители в течение четырёх дней продали своё жильё - квартиру в Курске. Так они собирали деньги на лечение сына за границей. В эту же копилку бабушка Саши, не задумываясь, отдала деньги, которые отложила себе на похороны.

А когда Елене потребовался реанимобиль, чтобы довезти ребёнка в московский аэропорт, местные чиновники от здравоохранения спросили: «Кто вас за границу направил?» - «Мы сами». - «Сами и везите». Так, из отделения реанимации наполовину парализованный Саша перекочевал на заднее сиденье обычной машины. Родители забрали ребёнка под расписку. «Мы делали то, что нам подсказывало сердце, и надеялись только на Бога. Перед отъездом пригласили в больницу к сыну батюшку, который его крестил, - рассказывает «АиФ» Елена. - Батюшка взглянул на Сашу и говорит: «У него такие живые глаза. Всё будет хорошо. Главное - молись. Молитва матери со дна моря достаёт». И благословил на дорогу».

За несколько часов полёта в голове Елены снова и снова прокручивались события предыдущих двух лет. Первая «зарубка» в памяти, когда Саше исполнился месяц. «В больнице поставили диагноз гидроцефалия. Требовалась срочная операция - вставить в голову шунт, который бы улучшил циркуляцию ликвора (жидкость, омывающую головной мозг) и поддерживал внутречерепное давление в норме. В больнице шунта не было. Мы ждали две недели, за это время головка у сына увеличилась. Жидкость откачивали с помощью шприца с большой иголкой. Врачи почти каждый день лазили в голову Саши. Он кричал от боли. Мы держали его за ноги и за руки. Муж сам поехал в Москву и купил шунт. После операции у сына началось инфицирование шунта. В него, трёхмесячного, вливали лошадиные дозы антибиотиков. Но это не действовало. Тогда применили, как нам сказали, самое сильное лекарство. Я сидела рядом с капельницей и считала капельки этого «яда». За 10 минут должно было упасть только 5 капель, если хоть на одну больше, сын мог и умереть. Потом я услышала обрывок разговора: «А мальчик оказался очень сильным».

В этой больнице делать повторную операцию мы не стали. Повезли сына в тяжелейшем состоянии на машине в Воронеж, в платную клинику, где его тут же взяли на операционный стол. Там нам наконец сделали МРТ головного мозга, которое выявило опухоль размером 4,5 см. Врач сказал, что опухоль неоперабельная, а чтобы начать химиотерапию, сыну нужно подрасти. Сделав в Воронеже вторую по счёту операцию по установке шунта, мы вернулись домой. Больше полугода жили спокойно. А потом сын стал таять на глазах. Повторная МРТ показала, что опухоль увеличилась. Местные врачи сразу сказали: «Не наш уровень. Езжайте в Москву». Муж повёз все документы Саши заведующему отделением детской нейрохирургии одной из известных московских больниц. Тот спросил: «В чём я провинился? Зачем вы хотите подогнать мне такого тяжёлого ребёнка?» А на наших бумагах написал: «Рекомендовано лечение по месту жительства». В это время дома у Саши случилось кровоизлияние в опухоль, у него частично отнялись ручка и одна ножка. 

Нас забрали в реанимацию. Но местные врачи, как и раньше, ничем не обнадёживали. Куда везти сына?! Москва была для нас закрыта. Оставалась заграница. Мы разослали документы на все сайты, которые сотрудничают с западными клиниками. Но за рубежом тоже никто не хотел браться за наш тяжёлый случай. Мы получали отказ за отказом. И вдруг звонок из Израиля - от детского нейрохирурга, который входит в тройку лучших в мире. Через переводчика он задал несколько дополнительных вопросов. А потом сказал: «У вашего сына есть шанс». Мы тут же продали квартиру и полетели в Тель-Авив. 

В Израиле доктор сделал Саше биопсию - взял для исследований кусочек опухоли. Когда анализы были готовы, врач был мрачнее тучи: «Я думал, у вас опухоль, которая поддаётся химии. Анализы показали другое. Чтобы быть до конца уверенным, я пошлю материал биопсии в США, в клинику, где до этого работал». И оказалось, что в израильской лаборатории действительно неправильно определили опухоль, а из Америки пришли результаты, подтвердившие догадки нашего врача. Он весь светился: «С помощью химии мы уменьшим опухоль и сможем отделить её от головного мозга». И вот уже 6 месяцев Саша проходит в Израиле курс химиотерапии. МРТ показывает, что опухоль уменьшается. У сына почти пришли в норму парализованные ножка и ручка. 

Нужно ещё год проходить курсы химиотерапии и радиотерапии. Израильская клиника выставила счёт на лечение в 100 тыс. долл., - продолжает Елена. - Раньше мы ни у кого ничего не просили. В России сами покупали все лекарства, оплачивали платные клиники. Муж только на это и работал. Деньги за квартиру ушли на 6 месяцев лечения в Израиле. Наши средства закончились. Продавать нечего. Пожалуйста, помогите!» 

Саше помогают:

Картина ТВ



Настя Прармонова, 16 лет, Орел


05.07.2012

Насте Прармоновой фонд "АиФ. Доброе сердце" помогает с 2005 года. За это время  Насте и ее маме было посвящено несколько публикаций в газете.

ХОЧУ ПОМОЧЬ



Антон Литвиненко


18.06.2012

Диагноз: перелом шейных позвонков, осложнения после операции

Помогли: 1 232 854 рублей на операцию

Помошь требуется снова!



Рита Сманова, 2,5 года


04.06.2012

Диагноз: стеноз гортани

Помогли: 61 000 долларов, сделана операция

ХОЧУ ПОМОЧЬ

НОВОСТИ

25.07.14

В сентябре Риту Сманову ждёт операция по пластике трахеи. Операция не из простых, но её берутся делать по квоте российские врачи из клиники имени Н. Ф. Филатова. Правда, для того, чтобы её провели, Рите необходимо поправиться на 5-10 килограммов. Сейчас девочка весит всего 10 килограммов. Малышка растёт  подвижным ребёнком, но последствия болезни не дают ей длительное время бегать и играть с другими детьми: ребёнок начинает задыхаться.



Годы: 2020  2019  2018  2017  2016  2015  2014  2013  2012  2011  

Страницы:   предыдущая    1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42   43    44    45   следующая

Мы в социальных сетях